Бесславные ублюдки

Posted by Anuriel on октября 30, 2009 - 00:00

Привет, оружие!
Название в оригинале: Inglourious Basterds
Жанр: военный боевик, драма
Режиссер: Квентин Тарантино
В ролях: Кристоф Вальц, Брэд Питт, Мелани Лоран, Тиль Швайгер, Элай Рот, Дайан Крюгер, Даниэль Брюль
Продолжительность: 153 минуты

Бесславные ублюдки«Каждый, каждый из вас должен мне по сто нацистских скальпов. Я прополз на брюхе через все Аппалачи для одной вещи. Мочить фашистов». Лейтенант Альдо Рейн.

Похоже, настало время для настоящего бейсбола. Американского. Когда на трибунах старого стадиона в Сан-Диего полно разношерстной публики — начиная мексиканским беженцем и заканчивая макаронниками из захудалых пригородов Пьемонта. Над площадкой еле-еле вздымается полоса желтой пыли, перемешиваясь с предвечерней жарой. На подаче — уроженец Бостона по кличке Жид-Медведь. Встречайте, сержант Донни Доновиц! Тот еще ублюдок. На приеме…На приеме — исхудалая от ненависти и голода голова офицера Третьего рейха! Не подведи, Донни. Не подведите, ублюдки.

1943 год, Франция. Штандартенфюрер СС Ганс Ланда по кличке «Охотник на евреев» (Кристоф Вальц) уничтожает в пригороде Парижа очередную еврейскую семью. Удается спастись лишь одной из дочерей. Ее имя Шошанна Дрейфус (Мелани Лоран).

Спустя год. В парижских лесах и окрестностях объявилась партизанская подпольная организация, крошащая нацистов, как мел. Без компромиссов. Без жалости.
Командующий — лейтенант Альдо Рейн (Брэд Питт), уроженец штата Теннесси, яркий пример американской деревенщины, что торгует подпольным виски, дабы прокормить семью. Напорист. Жесток. Опасен.

Отряд насчитывает несколько сержантов.

Бесславные ублюдки

Хьюго Штиглиц (Тиль Швайгер) — немец, бывший нацист. Начинал орудовать — т.е. крошить фашистов — прямо под носом у всего Третьего рейха. Убивал офицеров безжалостно и с повышенной жестокостью. Знаменит в нацистской прессе. Молчалив. Опасен.

Сержант Донни Доновиц (Элай Рот) — наглый паренек из злачных районов Бостона с довольной ухмылкой. Орудие убийства — бейсбольная бита. Доновиц — бриллиант отряда Рейна. Кровожаден. Мстителен. Опасен.

Отряд называет себя ублюдками. Бесславными ублюдками.

Фридрих Цоллер (Даниэль Брюль) — немецкий снайпер. Уложил в течение трех дней с полуразрушенной часовни 300 вражеских солдат. Геббельс тут же снимает о Цоллере фильм — «Гордость нации». На премьеру приглашаются все сливки рейха — Борман, сам Геббельс и этот, с усиками, Гитлер. Премьера назначена в парижском кинотеатре, который, по счастливому совпадению, принадлежит Шошанне Дрейфус. Охраной, по все тому же счастливому совпадению, занимается Ганс Ланда. Отряд ублюдков высылается руководством в Париж для того, чтобы взорвать к чертям нацистским тот самый кинотеатр Шошанны Дрейфус, где охраной Гитлера, Бормана и Геббельса будет заниматься Ганс Ланда.

Бесславные ублюдки

Квентин Тарантино. Когда-то работавший в видеопрокате, а теперь снимающий кино. В своей новой картине режиссер скармливает нам — по кусочкам, по главам, по частям — удовольствие. От каждой секунды. От каждого мгновения. И всегда хочется просить добавки. Новой порции.

«Если вы боитесь крови на экране, то значит, вы боитесь красной краски, купленной в супермаркете». Квентин Тарантино.

Это цитата для тех, кто в очередной раз пнет Тарантино за «разбрасывание трупами», вырезание на лбу свастики, мощные удары деревянной битой по человеческой голове… Это кино. Созданное из моментов. Моментов на пределе.

Диалоги. В фильме их больше, чем действия и движения. Что есть конек Тарантино? Диалоги. Здесь они прекрасны. Будь то сравнение человека с крысой, будь то рассуждения в подвале: «Скажи мне, какого… твоя подружка назначила нам встречу в этом чертовом подвале. Ведь для обороны это худшее место. И на это есть куча причин. И первая из них — это то, что это чертов подвал!»

Бесславные ублюдки

Сцена в немецком баре. Превосходна, как итальянская паста, запитая глотком сицилийского вина в комнате у камина после дождливого пути по грязным окопам. Сцена в баре относит нас к «Бешеным псам», да и ко всем фильмам Тарантино. Ведь в каждой его картине была сцена в баре. Бар. Магическое место. Мекка для дурацких анекдотов, теплого пива, интриг и бессмысленной пальбы. Все в бар. Там весело.

Кинотеатр. Как бы любой другой режиссер снял поджог в кинотеатре? Компьютерная графика. Как сработал Квентин? Сжег старый цементный завод (помним: пожар трудно контролировать). Пожар был абсолютно реальным и до последнего блика пламени настоящим. Что получилось? Одна из самых запоминающихся сцен в этом киногоду. Пламя, дикое пламя от кинопленки сжирает зал кинотеатра по частям, на экране смеется обезумевшая от мести еврейка, убитая несколько минут назад в проекторной, нацисты разбегаются кто куда, как крысы, с балконов по ним палят ублюдки… И все во власти огня. Чем не круг ада?

«Я часто смотрю кино на языках, которых я не знаю. Без перевода и субтитров. Так я чувствую атмосферу и какую-то магию. Эмоции». Джим Джармуш. В «Бесславных ублюдках» немец говорит по-немецки, француз — по-французски, американец — по-английски. Это вам не как было раньше — вроде «Красной жары», где Шварценеггер корчит из себя майора советской милиции. Следовательно, и играют немцев немцы, французов — французы, а американцев — американцы.

Фильм отличный. С этим стоит смириться. И слов здесь особо не нужно. Есть «Бесславные ублюдки» — и есть кнопка «Play».

Паша Павленко

№118