Вспоминая девяностые

Posted by KorsAK on июля 23, 2012 - 18:37

Уважаемые читатели, позвольте, прежде всего, отметить, что данная статья, не первый месяц вертевшаяся на кончике моего карандаша, ни в коем разе не претендует на объективность и документальность. Данный текст – не что иное, как личные воспоминания отдельно взятого любителя компьютерных и видеоигр. Игры эти за последние десять лет ушедшего века проделали в нашей стране колоссальный эволюционный путь. Есть немалая вероятность, что вы, читатели, выскажетесь на эту тему абсолютно иначе, вспомните другие факты и сделаете замечания по поводу хронологии изложенных событий. Но, учитывая немалый возрастной диапазон листающих эти страницы, я надеюсь, что вы не зря проведете время за чтением; представители более старшего поколения вспомнят несшиеся галопом 90-е, а ценители хороших игр, по причине юного возраста еще отсутствовавшие в объективной реальности, узнают, как и во что «рубились» их родители, старшие сестры и братья.

В самом начале 90-х детвора и юношество еще развлекались реликтами ушедшей эпохи – определенной популярностью еще пользовалась карманная игрушка «Ну, погоди!» о Волке, ловящем куриные яйца. Игра эта была примитивной, как наскальная живопись, и свои «золотые» годы пережила во времена дефицита и блата. Чуть сложнее была карманная же забава, называвшаяся, если память не изменяет мне с кем попало, «Тайны океана». В ней нужно было перемещать водолаза из лодки к сундуку с подводными сокровищами и обратно, а мешал этому злонамеренный спрут. О «Ну, погоди!» остроумно пошутили КВНщики. Когда гостю с Запада показали упомянутое устройство, иностранец воскликнул: «Как, на этом ноутбуке всего одна игра?!» На это наши земляки смущенно ответили: «Зато здесь в конце мультик показывают…»

Вспоминая девяностые

С компьютерными играми, как и многим моим ровесникам, мне довелось познакомиться в школьных стенах. Одно из классных помещений было превращено в логово жутких монстров, имевших с современными компьютерами очень мало сходств. Естественно, школяров интересовали в первую очередь игрушки, а не способы рисования прямоугольников и составления таблиц. Выбор забав был скуден, но на первобытных ПК играли без устали. Безусловным хитом стала одноклеточная аркада, в которой очень условно нарисованный человечек должен был добраться с нижнего этажа простенького уровня до верхнего. При этом необходимо было перепрыгивать через скачущие навстречу мешки. Ходил слух, что где-то на самом верху за человечком гонялся Огромный Черт, но Черта этого никто в глаза не видел, за исключением вечно поддатого трудовика, но здесь уж ЭВМ ни при чем. Подобные развлечения всерьез вдохновить не могли, и школьные компьютеры не оставили в моей юной душе ни малейшего следа.

Но вскоре на моей исторической родине открылся прототип заведения, которое позднее назовут компьютерным клубом. В здании местного бассейна с вполне безобидным для той поры названием «Блакiтны» по чьей-то предпринимательской инициативе было арендовано небольшое помещение, в котором каждый желающий за не совсем символическую плату мог поиграть за одним из дюжины компьютеров. Модель этих компьютеров скрыта, к сожалению, за пеленой прошедших лет. Впрочем, чтобы поиграть в одну из игр, которые, в отличие от черно-белого убожества про скачущие мешки, были яркими и шумными, требовалось отстоять очередь. Счастливчиков, пробующих невиданное доселе развлечение, отгораживала крепкая деревянная перегородка с оборудованной защелкой дверцей. За перегородкой всегда толпилась группа страждущих и шумно комментировала происходящее.

Играли в основном в несложные аркады про летящие слева направо вертолеты и прыжки через монстров и ловушки, но для большинства юношей с горящим взором это был действительно новый опыт. Ни о каких наушниках речи не шло, и все компьютеры весело и громко пищали на все лады. В бассейне постоянно стоял звуковой хаос, образующий труднообъяснимую гармонию с запахом хлорированной воды. Список доступных игр был переведен на русский человеком ограниченной креативности с незнанием иностранных языков, и на листке бумаги красовались надписи «Вертолет в ущелье», «Самолет над рекой», «Поиск сокровищ» и т.д. Играть в абсолютно все игры можно было только джойстиком. Джойстики того времени были девайсами крайне хрупкими и своенравными. Ими же играли в главный хит клуба - первый на моей памяти файтинг, называвшийся, по версии администрации, «Карате», но позднее опознанный мной как проект из популярной серии Fist. В «Карате» можно было отлупить лучшего друга! Неприспособленные для таких активных действий джойстики скорбно хрустели, и время от времени один из «каратистов» заявлял: «Ой, а мой человечек перестал подпрыгивать!» Тучная тетка, исполнявшая роль кассира, оператора и вышибалы, шипела разъяренной анакондой и приносила из подсобки новый джойстик, обреченный на скорую утилизацию. Интересно, что среди клиентов шныряли так называемые «инструкторы» - пацаны чуть старшего возраста, показывавшие, как во все это нужно играть. Половину оплаченного времени ребятня, ничего сложнее эпического аппарата «Морской бой» не видевшая, пялилась на то, как за них проходят уровень за уровнем. Впрочем, все были довольны, а очередь не уменьшалась.

Вспоминая девяностые

Вскоре развалился Советский Союз. За заслуги, перечень которых, если честно, был ускользающее мал, родители дали «добро» на покупку моего первого ПК. Направляясь к столичному магазину «Электроника», в потной ладошке я сжимал купюры с изображением живности из родных лесов. Покупкой оказался «Байт» Брестского ПО, ZX Spectrum-совместимый компьютер (ZX в то время стремительно набирал популярность). В комплектацию «Байта» входили блок питания и клавиатура. Все остальные детали создатели запихнули прямо в клавиатуру. Изображение выводилось на экран телевизора, а программы загружались с магнитной ленты посредством магнитофона. Писк и скрежет, который издавали при этом динамики, наверняка мог бы рушить стены библейских городов, но каждый раз при запуске игры их приходилось терпеть.

Вспоминая девяностые

Ассортимент игровых программ для ZX был огромен. Бюджеты игр были крохотными, а команды разработчиков не исчислялись сотнями умельцев, как ныне. Среди гор откровенного мусора попадались не ограненные алмазы. Например, культовая космическая Elite с настоящими трехмерными кораблями и станциями. Или аркадный квест Dizzy, скрасивший немало вечеров мне и мгновенно образовавшемуся из числа приятелей клубу любителей компьютерных игр. В Dizzy не было инвентаря, не было сложных загадок, можно было лишь схватить в руки героя весьма своеобразной внешности один из предметов и думать, где же и как его применить. Но уж если удавалось «чесноком» убить «вампира», то восторгу не было предела. В специальную тетрадь аккуратно вносились достижения каждого члена «клуба» по исследованию сказочного мирка Dizzy.

И пусть на дистрофичной платформе, пусть под скрип аудиокассет, 20 лет назад формировались элементы геймплея, каким мы его знаем сегодня. В проекте по лицензии Robocop появились мини-игры, неплохо вписавшиеся в основной процесс: возня с фотороботом и тир. В приключениях рыцаря Sir Fred появилась какая-никакая физика: разбежавшийся Сир Фред мог проскочить мимо нужной двери и врезаться в стену, а еще он раскачивался на веревке, используя собственный вес. В простейшем виде на ZX появлялись аркады, слэшеры, спортивные игры, авто- и мотогонки и даже авиасимуляторы. Самые сложные и интересные игры записывались с дополнительно загружаемыми уровнями, что на обложках выглядело так: «R-Type + 9 Levels». По прохождении первого уровня следовало снова вставить пленку и минуту-другую загружать второй. Так как никаких save/load еще не придумали, при проигрыше на третьем или четвертом уровне требовалось снова вставить в магнитофон ненавистную кассету и загрузить стартовую локацию. Сказать, что это было неудобно, значит скромно промолчать, отвернуться и уйти.

Вспоминая девяностые

\Еще один интересный нюанс по поводу моего ПК родом из города-героя Бреста: кнопки на нем следовало нажимать с определенным усилием. То есть представьте, что вы кладете на клавиатуру увесистый том «Большой советской энциклопедии» - и ничего не происходит. На книгу еще надо было надавить, чтобы на экране появились символы. По юности лет я посчитал, что так и должно быть. Каково же было мое удивление, кода я опробовал другой «Байт» у одноклассника. Кнопки на нем нажимались легко и плавно, как на современных «клавах». По-хорошему, следовало взять свой «Байт» под мышку, отправиться в город-герой и хорошенько огреть детищем кого-нибудь из изготовителей по светлой голове. Хотя за годы общения с клавиатурой-тренажером я неплохо подкачал пальцы. Открывать «Тархун» ими, правда, не пробовал, хотя стоило бы.

Вспоминая девяностые

Меж тем популярность компьютерных и особенно видеоигр в народе набирала обороты. По российскому телеканалу стали (почему-то ранним утром) демонстрировать викторину, в которой семейные команды состязались между собой, играя на немыслимой силы консоли Sega Mega Drive. Папы, мамы и чада довольно неуверенно тыкали в кнопки на геймпадах, но потрясающую графику можно было оценить в полном объеме (а Аладдин-то прям как в мультике!). Но упомянутая приставка на то время была за пределами достижения из-за высокой цены и зверствующей инфляции.

Немногим временем позже на ТВ появилась очень популярная передача о приставочных новинках с ведущим-харизматиком Сергеем Супоневым, чья жизнь, к сожалению, безвременно оборвалась. Передача эта рассказывала отдельными блоками об играх для портативной Game Boy, SNES и Mega Drive. Легендарный журнал «Техника – молодежи» разместил на двух страницах статью об играх для ПК со скриншотами. Статья эта была зачитана до дыр, и из нее следовало, что на компьютерах можно играть не только в бегалки-прыгалки и стрелялки, «Техника – молодежи» рассказала о самых серьезных и «взрослых» на то время играх. О симуляторах боевых самолетов и танков, об играх про спецназ и полицейских и, главное, о Pirates! от Сида Мейера. После этой статьи я начал подозревать, что электронные игры – дело серьезное. Игры все чаще появлялись в «ящике». В одной из попавшихся мне на глаза новостных передач телевизионщики брали интервью у продавца приставок, и бородатый мужичок за 35 с искорками в глазах вещал, что «это вам не халы-балы, тут вам ощущения, как у охотника с ружьем!». А на экране телевизора за спиной бородача бесчинствовал вертолетик из Desert Strike для 16-битных консолей. Культовый статус мгновенно приобрела программа «От винта!», в которой о ПК-играх с шутками да прибаутками рассказывали небезызвестные даже в наши дни ведущие Бонус и Гамовер, они же Борис Репетур и Антон Зайцев. Постоянные рубрики о виртуальных развлечениях стали появляться в прессе, например, в газете «Знамя Юности».

Вспоминая девяностые

А затем, подобно монголо-татарскому нашествию, в дома и квартиры ворвались приставки «Денди». Мощная рекламная кампания со слоганом ««Денди» - новая реальность!» и доступная цена привели к тому, что успешно забытая на Западе и в Японии платформа SNES обрела в СНГ вторую жизнь. Правда, под «псевдонимом». Желтые картриджи, дешевые и компактные, заполонили прилавки; на каждом помещалось по 3-4 полноценные игры для «Денди». На рынках быстро приноровились обменивать проданные картриджи с доплатой. Справедливости ради стоит сказать, что игры для NES не отличались разнообразием: значительную часть из них составляли плоские платформеры а-ля Mario Bros. Особой любовью пользовались аркады с героями диснеевских мультсериалов – «Утиные истории», «Чип и Дейл спешат на помощь», «Черный Плащ». Кроме узнаваемых персонажей и мелодий из первоисточников, игры эти действительно обладали бодрым, увлекательным геймплеем.

Приставка «Денди» стала поистине народной и семейной. Так, мой друг Валера, будучи постарше меня, не окончившего еще школу, в первой половине 90-х уже состоялся как глава семьи и дважды папа. Купленная им «Денди» стала любимой игрушкой отца в большей мере, чем детей. Делая страшное лицо, Валера в подробностях рассказывал и демонстрировал, как Черный Плащ побеждает очередного мультяшного злодея, и предлагал сразиться в виртуальный баскетбол. Симулятор баскетбола назывался, естественно, NBA и затягивал не на шутку. Тренируясь, видимо долгими зимними вечерами, отец двух детей обыгрывал меня вчистую. Однажды, «дуя» с нулевым счетом, я в порыве отчаяния щелкнул кнопкой «Power», вырубив «Денди» ко всем чертям. Разразилась буря! Никогда еще я не был так близок к смерти. Такие вот страсти, и 8-битной мощности для них хватало с лихвой.

Вспоминая девяностые

Следует упомянуть еще одно электронное недоразумение из того времени – игровую приставку «Эльф» от все того же Брестского ПО. Стар и млад вовсю «рубились» в быстрые и симпатичные игры на «Денди», а «Эльф» предлагал поиграть в полтора десятка игрушек для уже окончательно замшелого ZX Spectrum. Правда, без предварительной установки для каждого сеанса, а с картриджа. Мало того, что жалкая линеечка игр для отечественной приставки безнадежно устарела, так еще после 5-10 минут работы в пластиковом чреве «Эльфа» что-то перегревалось и изображение – и так не блиставшее – на любом телевизоре становилось черно-белым. «Эльф» заслуженно остался незамеченным, а выпущенную партию наверняка сожгли на костре в ночь на Ивана Купалу.

К 1994-му окончательно стала доступной цена на приставку Sega Mega Drive и, главное, на картриджи для нее. Благодарить стоит, само собой, доблестных пиратов. Впрочем, когда в мои загребущие передние лапы попала-таки эта консоль, разочарованию не было предела: за неделю эксплуатации оба геймпада вышли из строя. Будь приставка и впрямь сделана в Японии, это было бы странно, но «мегадрайвы» с рынка «Динамо» производились, сдается мне, в другой, соседней стране. Крестовины контроллеров, обычно отвечавшие за перемещение героев, успешно отломались от осей-оснований. На помощь пришел мастер на все руки Адамыч, который вообще-то специализировался на двигателях внутреннего сгорания и кроме шахмат никогда ни во что не играл. Пластиковые заводские оси были заменены кустарными металлическими, и жизнь сразу наладилась.

Вспоминая девяностые

Sega Mega Drive потрясала. Насыщенной цветовой палитрой и плавной анимацией, глубоким насыщенным звуком. И хотя жанровый разброс был опять же невелик – в основном плоские, как юмор Петросяна, экшены и аркады, на этой платформе блеснуло немало звезд. Чего стоит хотя бы эпос о Червяке Джиме. Вновь неплохо показали себя игры по диснеевским лицензиям, на этот раз по полнометражкам: Beauty and the Beast, Aladdin, The Lion King. Но самым популярным брендом стал, пожалуй, файтинг Mortal Kombat. Вторая и третья части сериала стали культом поклонения. Выход в 1995 году одноименного фильма от Пола Андерсона добавил +3 к известности. Саб-Зиро и Скорпион, Кунг Лао и Китана, фаталити и анималити – все это музыка для геймеров тех лет. Из рук в руки передавались потрепанные тетради с описанием приемов и добиваний для каждого бойца, проходился символический сингл, в дружеских компаниях проводились турниры на вылет.

Прогресс в это время не стоял на месте. Так, на Mega Drive предпринимались попытки избежать переигрывания всей игры с начала после каждого появления зловещей надписи «Game Over». В то время как на РС имелась изящная функция сохранения и загрузки, консоли стали предлагать после каждого пройденного уровня запоминать код к следующему, например, в игре по кинолицензии Star Gate это был набор древнеегипетских символов. Вскоре я ознакомился с невиданным доселе жанром – стратегией. Знаменитая Dune 2 игралась столь необычно и свежо, что после всевозможных Contra и Sonic the Hedgehog немалых трудов стоило просто уловить смысл происходившего. Со стороны зрителей, нередко присутствовавших возле приставки, поступали вопросы: «А это червяк вон там? От него убегать надо?» На это более опытные люди отвечали с чувством презрительного превосходства: «Сам ты червяк… Шаи-Хулуд приполз… Баста харвестру».

Вспоминая девяностые

Широко распространены были игровые автоматы. Не те, что заглатывают купюру за купюрой и предлагают сорвать банк, а те, для которых портировали игры с других платформ и разрабатывали эксклюзивы. Сперва это были «гости» с ZX, но вскоре появились весьма симпатичные игрушки 16-битной, а позже 32-битной мощности. Это теперь такие автоматы следует искать днем с огнем, а в 90-е их ставили где ни попадя. Например, в переходе станции метро «Площадь Независимости» стояла целая батарея. У кассира следовало купить за немалые, в общем-то, деньги специальный жетон, который опускался в автомат вместо давно вышедших из обращения монеток. Сыграть можно было в реслинг, футбол и небесной красоты сайд-скроллеры. Вскоре чей-то пытливый юный ум экспериментальным путем установил, что вместо дорогого жетона можно успешно использовать 15-тикопеечные монеты. И время от времени парень-кассир выгребал из аппаратов звенящую кучу «пятнашек», проклиная при этом несовершенное мироздание.

Вскоре по просторам бывшего Союза сделала робкие шаги первая PlayStation. Двоюродный брат раздобыл где-то битую судьбой и малолетними варварами приставку и пару дисков к ней. Потрепанная PS наотрез отказывалась читать диски, не будучи наклоненной под определенным углом к земной поверхности. Имея подкладку из четырех учебников, PlayStation стояла на шкафу, грациозно перекосившись. На том же шкафу стоял старый телевизор – теснота «хрущевки» не позволяла большего комфорта для игры. Брат демонстрировал мне чудеса новой консоли, стоя перед шкафом, задрав голову и воинственно выставив кадык. На экране очередной спецназовец расстреливал фантастически анимированных динозавров в Dino Crisis, а японская кампания Capcom хвасталась своей фирменной чертой – великолепными видеозаставками.

К концу девяностых персональные компьютеры стали уверенно перебираться из офисов в квартиры, дома и общежития. И если Wolfenstein 3D, Doom и Quake имели популярность в кругах более или менее узких, то первые Diablo, Heroes of Might & Magic, Age of Empires твердыми шагами вошли в народные массы. В 1998-ом свет увидели сразу два шутера, давшие мощный толчок развитию жанра в частности и индустрии в целом. Речь идет о великолепных Unreal и Half-Life. Начиналась эра домашнего ПК-гейминга. Но это уже совсем другая история.

Последние десять лет игровая индустрия уверенно развивалась, все теснее сближаясь с кинематографом, литературой и музыкальной сферой. Но ни расцвет ММО-игр, ни появление move-контроллеров, ни интеграция 3D в графику не изменили облик электронных игр настолько существенно, насколько он изменился за девяностые. Прогресс неудержимо стремится вперед, игры становятся все технологичнее, эффектнее и удивительнее. Сейчас прогресс в геймдеве просто продвигается, а в девяностые он несся вперед семимильными скачками, не разбирая дороги.

Алексей Корсаков

Ретроспектива №149

Комментарии

krim - Jul 29th, 2012 - 08:33 pm

тока Денди была клоном Nes , а не Snes

Alucardoff - Sep 10th, 2012 - 12:06 am

ДА! Были времена...

Gameater - Mar 29th, 2013 - 05:34 pm

 Моя первая "прелесссть" (приставка) очень похожа на ту, что на первой картинке. Называется BT. И вместо "WINNER" там красуется "WARRIOR") Играю, кстати, иногда на ней и по сей день. И это не смотря на то, что давно уже сижу на PS3. А в общем, играть начал с 95-го, когда под Новый Год получил-таки долгожданную восьмибитку. Счастью не было предела... Затем были Sega MD2, Sony PS, PS2 и PS3. В "Ну, погоди!" не играл, но у знакомых она была. Уже потом, позже упросил родителей купить "Морской бой", что по сути одно и то же. Также, вырос, можно сказать, на "Новой Реальности" С.Супонева, за что светлая ему память! Спектрум тоже видел у друзей. Да, именно видел, т.к джойстик на нём был чуть ли не реликвией.

 Чего уж говорить, прекрасные были времена для геймеров... Сейчас, кстати, к всеобщему удивлению Capcom анонсировала ремастеринг-версию Duck Tales, готовящуюся к выходу этим летом 2013-го на всех актуальных консолях. 

 

AlexS - Oct 03rd, 2015 - 12:21 am

Да, очень ностальгическая статья) Как и многие, рос на всем этом и читал практически про себя - и Новую Реальность я помню, и От Винта обожал тоже. В первые игры играл еще у друзей - помню Робин Гуда и Saboteur на Спектруме, а потом Gun Smoke, Contra и многое другое на Денди. Когда у меня первая 8-ми битная приставка появилась, она тоже была такая же, как на первой картинке, только там вообще что-то очень китайское было - вроде "Тигр и Дракон", если не ошибаюсь. Огромное количество игр проходил именно на ней. Затем был краткий период МегаДрайва (сравнительно немного игр - 40-50 осилил). А потом друг за другом - первая PlayStation, вторая и Xbox 360. Периодически играю то на одной платформе, то на другой - как в то, во что играл раньше, так и в новые для меня игры, если достать удается. Время было действительно отличное.

Яндекс.Метрика