Рианна Пратчетт: «Выбираю работу над проектами, которые меня вдохновляют»

Posted by Outcast on июня 18, 2012 - 16:00

В 2006 году влиятельный британский журнал EDGE включил Рианну Пратчетт в сотню самых влиятельных женщин в игровой индустрии. К тому времени она успела поработать над Beyond Divinity и Overlord, но пик ее славы пришелся на следующие несколько лет, когда на полки легли лощеные блокбастеры Heavenly Sword, Prince of Persia и Mirror’s Edge, в создании сценариев для которых она принимала самое непосредственное участие. Затем были номинирование на авторитетную премию BAFTA, признание Британской гильдии сценаристов, колонка в The Guardian, издание под патронажем DC комикса по мотивам Mirror’s Edge, выступления с докладами на конференциях и новые интересные предложения, к играм уже мало относящиеся. Мы решили связаться с Рианной и поговорить о ее работе и планах на будущее.

ВР: Как Вы начали работать в индустрии?

Рианна Пратчетт: Я была заядлой геймершей с шести лет. И мне удалось найти этому хорошее применение, после того как я получила образование журналиста и стала автором в британском журнале PC Zone. Несколько лет я работала игровым журналистом, пока не получила свою первую девелоперскую роль сценариста хардкорной ролевой игры Beyond Divinity. После этого я цепляла работу то тут то там, сочиняла задания и диалоги для малоизвестных игр, а потом мне удалось стать сценаристом Heavenly Sword от Sony. Тогда дела у меня по-настоящему пошли на лад.

ВР: Как Вы вдохновляетесь, когда собираетесь сесть за работу над ключевыми элементами сценария?

Р.П.: Обычно я выбираю работу над проектами, которые изначально меня вдохновляют. В них должно быть что-то особенное, за что я реально могу зацепиться. Я не буду браться за проект, если меня не вдохновляет его концепция.

ВР: Сильно ли давят, когда сочиняешь сюжет для ожидаемой игры?

Рианна Пратчетт: «Выбираю работу над проектами, которые меня вдохновляют»Р.П.: Определенно. Есть еще люди такого типа, что любят мешать, указывать, подгонять. Многие находят идею работать над повествованием захватывающей и даже, может быть, немного гламурной, но очень мало кто в действительности обладает опытом и навыками, чтобы понять, с чем имеет дело. Написать хорошую историю для игры – это намного (намного!) труднее, чем кажется.

ВР: Какого игрового персонажа Вам было приятнее всего создавать? А какой был настоящим испытанием?

Р.П.: Мне нравилось помогать в создании Нарико для Heavenly Sword, особенно прорабатывать ее отношения с названой сестрой Каи. Игроки, кажется, действительно тепло их обеих приняли. Я бы сказала, что самый трудный мой персонаж – из проекта, над которым сейчас работаю. К сожалению, я не могу пока о нем рассказать. Вы все узнаете позже в этом году.

ВР: Какая самая трудная часть в сочинении истории для игры?

Р.П.: Всегда проблемно совместить сюжет и геймплей. Часто оказывается сложно продумать структуру повествования и сохранить ее в строгих рамках разработки игры. Также, если брать в целом по индустрии, мы оказываемся не такими находчивыми авторами, как в других видах искусства. Формирование и исполнение масштабных сюжетов – это одна из самых развивающихся сфер игроделания.

ВР: У Вас не возникает через какое-то время после релиза желания доработать, изменить определенные диалоги или отполировать какие-нибудь игровые элементы?

Р.П.: Каждый разработчик смотрит на игру - и видит куски, которые он хотел бы улучшить, особенно в своей сфере. К несчастью, время и бюджет не дают возможности сделать все, что хотелось бы.

ВР: В чем, на Ваш взгляд, заключается наиболее эмоциональный компонент синопсиса? В непростых решениях, принимаемых игроком и ведущих к неожиданным последствиям, в смерти ключевого персонажа, которого полюбили геймеры, или во внезапных поворотах?

Р.П.: Во всем из перечисленного! Геймплей, дизайн уровней и графика ответственны за эмоции игрока в той же мере, что и сюжет. И персонажи, будь то управляемые игроком или NPC, разумеется, важны и должны выступать в роли одной из опор игрового мира.

ВР: Как Вы придумываете главного героя игры с мощной сюжетной линией? Какие особенности должны преобладать в нем, влиять на большое число игровых ситуаций и сюжетных поворотов? К слову, назовите пять ваших любимых героев видеоигр.

Рианна Пратчетт: «Выбираю работу над проектами, которые меня вдохновляют»Р.П.: Центральные персонажи должны быть хорошо продуманы, иметь интересную предысторию, мотивацию, сильные и слабые стороны. В идеале, от геймплея требуется менять или отражать некоторые элементы их личности, плюс герои должны расти по ходу повествования. Когда речь идет о сюжете для иного вида искусства, мы говорим: «Действие = персонаж» - и только в играх зачастую игнорируется влияние геймплея на персонажа.

Пять моих любимых героев видеоигр – это Гарретт из серии Thief, Аликс из Half-Life 2, Морте из Planescape: Torment, Малик из Deus Ex: Human Revolution и почти полный состав Psychonauts.

ВР: Могут ли игры рассказать историю лучше, чем кино? Есть ли у них вообще потенциал?

Р.П.: Я думаю, что у них, безусловно, есть потенциал, но мы до желаемого уровня пока не доросли. Существует определенное количество отличных игровых историй, но они, понятно, не характеризуют индустрию в целом.

ВР: Как стать значимым писателем в игровой индустрии?

Р.П.: Есть два пути. Вы должны связываться с компаниями и искать работу, но при этом всегда продолжать бросать себе вызовы и пытаться улучшить свои писательские навыки. Мне нравится идея писать не только для игр, поскольку это помогает оттачивать авторскую чувствительность. Еще полезно понимать, как в других формах развлечения подаются сюжеты, - тогда вы сможете адаптировать соответствующие методы для игр.

ВР: Что Вы планируете делать в будущем?

Р.П.: Я работаю над несколькими игровыми проектами, а параллельно - над киносценариями и ТВ-циклами, и это изрядно меня загружает. Но мне нравится работать в разных областях, это шлифует мои авторские навыки.

Антон Жук

Женское слово

Мари ДеМарле (Mary DeMarle)

Далеко не самая популярная женщина в индустрии вмиг обрела легион обожателей после релиза Deus Ex: Human Revolution. У Мари ДеМарле предельно удачно получилось подхватить дух той легендарной игры Харви Смита и Уоррена Спектора, а заодно доказать, что в грамотных устах понятие «приквел Deus Ex» - не грязное ругательство, а ничем не уступающая оригиналу история.

Энни ВандерМеер Митсода (Annie VanderMeer Mitsoda)

Энни больше всего знаменита благодаря своей работе в Obsidian Entertainment, где она писала сценарий и диалоги для Neverwinter Nights 2 и ее дополнений, Alpha Protocol и отмененных Aliens RPG и Project New Jersey. Примерно в то же время Энни познакомилась со своим будущим мужем Брайаном Митсодой, известным по литературной части культовой Vampire: The Masquerade – Bloodlines. Сегодня Энни трудится в ArenaNet над Guild Wars 2 и помогает мужу доделывать игру его мечты – независимую пошаговую RPG Dead State. Про зомби, между прочим.

Сьюзан О’Коннор (Susan O'Connor)

Одна из самых известных игровых сценаристок, которую, такое ощущение, еще несколько лет назад покупали вместе с движками Unreal Engine. Сьюзан упорно мелькала в новостях, набивая себе портфолио самыми разными проектами, в основном шутерами: BioShock, Gears of War, BlackSite: Area 51, Far Cry 2. Относиться к творчеству О’Коннор можно по-разному, но не признавать, что она складывает слова в предложения гораздо интереснее среднестатистического сценариста из девелоперского стада, как минимум глупо.

Эми Хенниг (Amy Hennig)

«Мамочка» бетонодробящей серии Uncharted, каждой частью вызывающей овации, собирающей все мыслимые награды и растапливающей сердце самых холодных критиков. А все потому, что кроме крепкого геймплея и классной графической оболочки Uncharted бьет и по фронту увлекательного повествования и прекрасных персонажей во главе с харизматичным Нейтаном Дрейком. Именно за сценарные изыски и стоит благодарить искренне влюбленную в свое детище Эми Хенниг. Ждать от нее плохой истории - все равно, что плохого фильма от Спилберга или Кэмерона.

Кристи Маркс (Christy Marx)

Кристи - пожалуй, самая разносторонняя личность из списка. За свою карьеру она успела приложить руку к комиксам, телесериалам, мультфильмам и, конечно, играм, среди которых The Lord of the Rings: The Two Towers, Uru: Ages Beyond Myst, The Legend of Alon D'ar и недавняя The Lord of the Rings: War in the North. Сейчас Маркс трудится над социальными играми в корпорации Zynga.

Интервью №148
Упоминаемые игры и серии: 
Mirror’s Edge, Prince of Persia, Overlord, Heavenly Sword, Beyond Divinity
Яндекс.Метрика