Виталий Зыков: У меня не бывает случайных эпиграфов или упоминаний

Posted by AlexS on января 1, 2020 - 15:36

Виталий Зыков — русский писатель-фантаст, лауреат премии «Меч без имени» за лучший дебютный роман («Безымянный раб») в 2004 году. Его книги читают до сих пор, некоторые даже до сих пор переиздаются и неизменно распродаются. Наиболее известные произведения его входят в эпический цикл «Дорога домой», который и начался с «Безымянного раба». При этом, по словам писателя, это его самая нелюбимая книга и при этом самая продаваемая, популярная и любимая читателями. С данной мыслью он сам примирился относительно недавно. Некоторые свои планы Зыков раскрыл и нам на UniCon & Game Expo 2018.

Цикл «Дорога домой»

Он о группе людей, которые попали в другой мир, и этот мир совсем не сахарная патока и совсем не весёлые приключения. Не Warhammer, но мало чего хорошего. Целью своей я считал создание мира, который был бы реалистичным. Поэтому прорабатывались не только детали, как название глав и нумерация, но и эпилоги к главам, краткие аннотации — всё было выверено и связано. Никаких случайных моментов в тексте нет. Поэтому книги писались очень долго.

Виталий Зыков: У меня не бывает случайных эпиграфов или упоминаний Все книги формируют огромную эпопею. Моя главная цель была показать трансформацию главных героев, их личностей, характеров, взглядов на мир под воздействием обстоятельств. Как люди меняются, и как они пытаются вести себя и преобразовывать мир вокруг себя — получается или нет. Это мир магии, герои обладают определёнными способностями в той или иной степени.

Вообще с чего начиналась работа над циклом. С двух моментов: я придумал, чем должно закончиться, и придумал название. А дальше началась проработка планов, схем. В 2003 году в принципе, черновой вариант всего цикла был готов. Схемы, сложные планы – всё было готово ещё тогда, и 14 лет я это всё реализовывал. У «Дороги домой» существует три финала. Не три параллельных, а три последовательных. Первый – тот, что сейчас и произошёл в «Дороге домой», завершающий основную сюжетную линию – противостояние драконам, противостояние эльфам и всем другим. Он закончен, в принципе это окончание большой войны. Второй же финал должен перевернуть ваше представление о том, как закончился первый. Это будет первая повесть в сборнике. Вторая повесть будет связана с одним из эпиграфов и с одной из глав. В текстах у меня не бывает случайных эпиграфов или упоминаний. Никто не заметил этого эпиграфа, не понял, зачем он нужен, все решили, что он просто для красоты. Так вот, этот эпиграф будет увязывать сюжет, который уже произошёл, с продолжениями с уже другими героями. Потому что мир не закончится. И в будущем предполагается написание ещё книг, с новыми героями, но в другой хронологии, уже после ухода богов.

Я вообще люблю, чтобы по тексту были разбросаны маленькие крючочки, внимательный и думающий читатель всегда мог эти крючочки собрать и получить цельную картину. Не у всех получается, Потому что многие увлекаются и не замечают их. Но, тем не менее, внимательный читатель уже должен понимать, какие будут финалы. Ответы на вопросы даны. Но чтобы поставить окончательные жирные точки, надо будет прочитать ещё две повести.

Виталий Зыков: У меня не бывает случайных эпиграфов или упоминаний

Дальше будет несколько коротеньких рассказов, и последняя повесть в сборнике перевернёт и второй финал. То есть у вас появится третье ощущение. Собственно говоря, эти три финала будут полным завершением истории К'ирсана Кайфата. Больше к ним возвращения не будет. Я знаю, что большинство людей не любят сборники, но это не совсем будет сборник рассказов, будет скорее большой эпилог. Опять же, если кто-то читал внимательно «Великие Спящие», должен был обратить внимание на такой момент, что в нормальных книгах финальная глава называется «Эпилог». А в «Великих спящих» она называется «Глава последняя, ставшая эпилогом». Это было сделано не просто так. Заставляет задуматься: если она так называется, то куда же делся эпилог? Это был вариант игры, чтобы читатель, который слышал о том, что больше крупной формы не будет, помимо «Дороги домой!», задумался: «Ага, где же тогда эпилог, если крупная форма последняя?». Но, к сожалению, из того вала писем, что я получал, ни один человек не написал, что увидел это. Но теперь вы знаете.

О «Войне за выживание»

Вообще опыт писателя набирается очень медленно. Некоторые сюжеты ты просто не можешь написать сразу. «Дорогу домой» я воспринимал именно так. Она имела несколько сложных моментов для меня именно в профессиональном смысле. Одним из таких сложных моментов было написание «Владыки Сардуора». Первые три книги серии писались ради «Владыки Сардуора», потому что изначально я хотел начинать с неё. Но мне нужно было объяснить, откуда взялись персонажи, почему они получились именно такими, какие они есть. Я очень хотел писать «Владыку Сардуора», но не мог. И поэтому я отвлёкся от «Дороги домой» и начал работать над новым циклом, «Конклавом». Который мне хотелось написать. Я его люблю куда больше, чем «Дорогу домой». Недавно перечитывал некоторые главы и сам себе говорил: «Как же классно, как мне нравится всё».

Виталий Зыков: У меня не бывает случайных эпиграфов или упоминаний Когда вышла первая книга, читатель не оценил её. Много негативных писем было по поводу того, что герой был слабым. В «Дороге домой» я показывал, как меняется герой под влиянием нечеловеческих условий, как он трансформируется, начиная со смены имени. Для этого читал кучу книг по психологии. А в «Конклаве» мне хотелось показать развитие человека, который типичный наш современник, хипстер. То есть он не знает особых сложностей, очень усреднённый персонаж, поверхностный, никакой. И он оказывается в ситуации катастрофы. Он меняться не хочет, он хочет сломаться. Но так как он ценен другим, более сильным персонажам, они начинают его менять. Первые три книги были постепенной трансформацией этого человека, и он постепенно начинает осознавать изменения, которые с ним происходят. И в конце он становится немного другим человеком, готовым к выходу в большой мир.

Вообще планируется ещё две дилогии, но реалии таковы, что издатели не хотят бумажных книг. И хотя сперва «Конклав» не приняли, сейчас мне регулярно раз в два дня приходят сообщения с вопросами о продолжении «Конклава». Причём они приходят от тех же самых людей, что десять лет назад мне писали, как они негативно восприняли его. Но читатель же тоже меняется: привыкнув к одному герою, он ищет чего-то другого. Меня радует, что мой читатель начал воспринимать «Конклав» именно так, как я хотел, чтобы его воспринимали. Поэтому я рассчитываю, что все мои планы будут реализованы, и после тех книг, которые я сейчас запланировал, двухтомник всё-таки будет издан. Черновики у меня есть практически на все мои книги, осталось только их доработать. И энное количество времени всё-таки надо на это выделить.

Бывает, что на встречи со мной приходит немного людей: или время неудачное, или реклама не очень. И однажды на встрече в 2017 году на ВДНХ в Москве было человек пять, из них один был, кстати, из Минска. А также было два представителя фанфикшена. Я спрашивал у них, узнавал, потому что, мне кажется, нет такого массового творчества по моим книгам. Да, бывают какие-то редкие тексты (мне сказали слово «слэш» и я решил, что не хочу узнавать дальше, что оно значит). Но, тем не менее, я сказал, что не очень понимаю, почему так. В какой-то мере даже обидно. У других авторов прямо массовое явление, а здесь как-то как будто никому и не интересно. Это не мои слова, мне так ответили, что мой мир настолько проработан, что нет идей, как можно что-то по-другому перевернуть. Потому что когда ты начинаешь фантазировать, получается другая абсолютно книга, другой мир. Фанфик просто не встраивается в имеющуюся систему. Есть несколько фанфиков-стихов, люди пытаются писать и песни, но именно прозаических текстов, рассказов, повестей нет.

Слушала и записывала LizardLiya

№224
Яндекс.Метрика