Долг превыше всего

Posted by Anuriel on октября 30, 2003 - 00:00

Этот сон снился мне уже второй раз. Наш деревенский шаман, донельзя изможденный, грустно смотрел на меня и говорил, почти не двигая пересохшими, потрескавшимися губами:
— Мы гибнем, Айдахо. Наша деревня умирает. Брамины уже не приносят приплода, поля не родят. Мы собираем меньше, чем садим. Дети Арройо умирают от недоедания. Мы нуждаемся в "GECKе". Принеси его, иначе мы все умрем.
Тогда, год назад в Нью-Рено, я, увидев этот сон, ничего не ответил шаману, а трусливо проснулся. Теперь же я не стал убегать:
— Я делаю все, что в моих силах, Старший. Я обязательно найду "GECK". Я уже чувствую, что он где-то рядом. Держитесь. Я найду его.
Шаман удовлетворенно кивнул:
— Мы верим в тебя, Айдахо. И ждем твоего возвращения. Помни об этом.
Его образ подернулся дымкой и стал таять. Как издалека, я услышал печальный голос шамана:
— У тебя осталось совсем мало времени, Айдахо.
— Я поспешу, Старший.

Я проснулся и долго лежал, глядя в потолок. Уже почти два года я искал комплекс экологических преобразований "GECK", который единственный мог спасти мою родную деревню, но все безрезультатно. Удалось лишь установить приблизительный район нахождения Волта-13, в котором и должен был находиться "GECK", — где-то в районе города-государства Новая Калифорнийская Республика. К сожалению, более четкие координаты были мне не доступны. Потому я обосновался в НКР и методично обыскивал пустыню вокруг города, милю за милей. Лишь иногда я возвращался в город, чтобы пополнить запасы провизии и снаряжения и выполнить какие-либо поручения за деньги или информацию.
Так было и на этот раз. Я вернулся в НКР после месячного блуждания в южном направлении. Обшарил много барханов и холмов, но все без толку. Когда стали заканчиваться еда, припасы и патроны, пришлось вернуться. В городе я первым делом зашел в оружейную лавку и продал все трофеи, подобранные мною после схваток с пустынными бродягами. У этих субъектов иногда встречалось очень качественное и иногда даже уникальное оружие. Помнится, после одной схватки я добыл себе новехонький огнемет с двумя полными баллонами топлива.
В той же лавке я пополнил свой боезапас и отправился дальше. Так, деньги у меня появились, но не очень большие, и много закупить не удастся. Поэтому следует поискать какой-нибудь приработок. Не долго думая, я направился к президенту НКР, Танди. После того как я навел шороху в Реддинге — городе золотых приисков — и серьезно усилил там позиции Республики, Танди относилась ко мне очень хорошо и позволяла заходить к ней в резиденцию в любое время (правда, только днем, на ночь ее благосклонность как-то не распространялась). Время от времени она же подкидывала новую работку.

Как всегда, меня встретил ее помощник Гюнтер, щеголевато одетый, но толковый парень.
— Доброго дня, Айдахо, — поприветствовал он меня, — ты очень своевременно появился.
— А что, Гюнтер, есть работа?
— Есть. И я думаю, она тебя заинтересует.
— Возможно. Я редко отказываюсь от работы.
— За это тебя и ценят.
— Нет, — я усмехнулся. — Ценят меня за то, что я работу исполняю, в срок и чисто.
— Это верно, — кивнул помощник президента. — Рейнджеры до сих пор не могут нарадоваться на то, как ты в одиночку раздавил работорговцев за городской стеной.
— А я до сих пор не могу понять, что им мешало сделать это самим.
— Об том ты лучше у них спроси. А пока, — Гюнтер подобрался и добавил в голос серьезности, — Танди ждет тебя.

Я кивнул и прошел в кабинет президента НКР. Для кого-то было удивительно, а я считал совершенно нормальным, что президентом процветающего города была женщина. В конце концов, у нас в Арройо староста — тоже женщина. И очень мудрая.
Когда я вошел, Танди занималась самым прозаическим и непрезидентским делом — поливала кактусы в горшочках, которые в неисчислимом множестве были расставлены по подоконникам, книжным полкам и даже рабочему столу. Заметив меня, она не стала отрываться от своего занятия, а лишь кивнула мне на стул. Я присел и стал ждать. Минут через пятнадцать Танди поставила кувшин с водой и села в свое кресло напротив меня.

— Здравствуй, Айдахо.
— Здравствуй, Танди.
— Айдахо, — поморщилась она, — я, конечно, отношусь в тебе в высшей степени положительно, но даже это не дает тебе права быть со мной таким фамильярным. Пожалуйста, называй меня "госпожа президент". Можно на "ты".
— Хорошо, госпожа президент. Я учту.
— Вот и славно, — Танди улыбнулась. Несмотря на возраст, улыбка ее была обворожительна. — Гюнтер сказал тебе, зачем ты мне нужен.
— Нет.
— Что ж, тогда скажу я. Устраивайся поудобнее и слушай внимательно. С недавних пор я решила плотнее заняться техническим развитием нашей Республики. Как ты знаешь, многое уже сделано, например, усовершенствован реактор на электростанции, но останавливаться рано. Сейчас я хочу сделать еще одни шаг вперед — я хочу, чтобы наши мастера изготовили большой компьютер, как в ВолтСити или Сан-Франциско, через который можно было бы руководить всеми электронными устройствами в городе. Разумеется, только теми, что принадлежат Республике. Мы свято чтим право частной собственности.
— Это очень здорово, госпожа президент, но причем здесь я?
— Притом. Ни ВолтСити, ни Сан-Франциско не хотят нам продавать детали для сборки такого компьютера. Часть этих деталей у нас есть, но то все второстепенные и вспомогательные узлы и блоки. Самых важных у нас нет.
— И?
— Я хочу, чтобы ты их добыл.
— Как? Отправился в Сан-Франциско и украл? — признаться, мне не очень нравилось такое предложение. Дорога до Фриско могла занять не меньше месяца — слишком долгий для меня путь.
— Перестань иронизировать, — Танди отмахнулась от моего вопроса как от надоедливого насекомого. — Эти детали лежат гораздо ближе. В волте номер пятнадцать. Слышал о таком?
— Нет, — ответил я, а сам внутренне замер: а вдруг Танди ошиблась и номер того волта — 13. А вдруг?!
— Не мудрено. Мы не поддерживаем практически никаких контактов с людьми, что живут вокруг этого волта. Во-первых, они бедны и ничего интересного в них для нас нет, во-вторых, в самом волте обосновалась сильная банда под началом Дариона, форменного негодяя, и появление там наших людей весьма опасно.
— А для меня не опасно? Госпожа президент, может проще направить туда отряд рейнжеров? А я бы пошел с ними.
— Увы, Айдахо, рейнджеры нужны мне здесь. Рейдеры совсем обнаглели, да и Райты из Нью-Рено опять в Реддинге появились, стервецы.
— Госпожа президент, — холодно произнес я, — пожалуйста, не говорите о них так. Это, если вы забыли, моя семья. И хотя я работаю на вас и много сделал на благо НКР, прошу вас не отзываться так о моей семье. Тем более в моем присутствии.
— Ладно, Айдахо, успокойся. Будет тебе. Вернемся к делу?
— Вернемся.

***

Дорога до пятнадцатого волта заняла неделю. Пошел я все-таки один, как мне ни хотелось обратного. Выделить мне хотя бы десяток рейнджеров Танди наотрез отказалась. Ты, говорит, и сам как дюжина рейнджеров. Слыхала, мол, как ты в Реддинге один-одинешенек целый выводок ванаминго в шахте изничтожил в пыль. Для чего тебе после такого подмога? Ты, говорит, головорез, каких поискать.
Короче, пошел я один. Боевая задача передо мной была поставлена такая: проникнуть в волт, найти и забрать детали для компьютера и заодно уничтожить главаря банды Дариона. Остальных — по желанию и необходимости. Платила за эту работу Танди от души — четыре тысячи золотых, но купила она меня не этим.
"Есть очень большая вероятность, — сказала она, — что в компьютерах волта ты сможешь найти информацию о предмете своих поисков. А возможно и точные координаты его местонахождения. Ну что, пойдешь?".
Конечно, я согласился. А кто бы на моем месте отказался? Честно сказать, я и сам готов был заплатить эти четыре тысячи и даже больше, лишь бы узнать, где находится Волт-13.

Однако, когда я прибыл на место, которое на карте моего пип-боя было помечено как "Волт-15", меня ждало некоторое разочарование. Вместо убежища, я обнаружил довольно большой палаточный городок, стоявший среди редкого леса. Примерно в двух милях от городка возвышались невысокие холмы. И все. И никакого волта.
Хм, вряд ли Танди меня обманула. Скорее всего, волт просто очень хорошо замаскирован, и найти его будет не так-то просто. Что ж, здесь мне могут помочь местные жители.
Опыт приучил меня сначала осмотреться, а потом уже действовать, потому перед тем как зайти в поселение, я с полчаса пролежал недалеко от него с биноклем. Осмотр, как и ожидалось, не принес ничего важного: селение это было совершенно обыкновенным, бедным и блеклым. Ничего особенного. Если не считать, что где-то здесь находился ключ к разгадке нахождения Волта-13.
Я вошел в палаточный городок осторожно, стараясь не привлекать к себе особого внимания. Что интересно, на меня действительно почти не смотрели. Точнее смотрели, но искоса, украдкой, сжимая при этом топорища и черенки лопат. Видимо, приняли за одного из людей Дариона. Не самый лучший вариант. Теперь люди будут встречать меня настороженно и вряд ли помогут мне. Плохо.

И вот здесь вышло точь-в-точь как в поговорке "не было бы счастья, да несчастье помогло". Почти в центре лагеря, недалеко от единственного на все селение капитального деревянного дома, у костра молча сидела старая женщина с заплаканными глазами. Я приблизился и поприветствовал ее, но она не отреагировала. Я решил не задерживаться возле нее и поискать более разговорчивого поселенца, как вдруг она бросила мне в спину:
— Зачем вы украли мою дочь? Что она вам сделала?
— Мы? — я повернулся и с удивлением уставился на женщину. — Я не понимаю, о ком ты говоришь.
— Вы все такие, — ее голос по-прежнему оставался бесцветным, ровным и равнодушным, — вы даже хуже, чем алиены. Для них мы, по крайней мере, чужие, а вы убиваете и похищаете своих.
— Ты ошибаешься, женщина, — я присел рядом с ней и заглянул в глаза, — я не из банды Дариона. Я из Новой Калифорнийской Республики и работаю на президента Танди.
— Правда? — теперь в ее глазах появились чувства: надежда и, вместе с тем, недоверие. — Значит, ты можешь помочь мне?
— Если ты поможешь мне.
— Тогда пойдем в палатку, чтобы нас не услышали, — женщина засуетилась, теперь в ее глазах горела только надежда.
— Рассказывай, — сказал я ей, когда мы зашли в палатку.
Она сбивчиво и сквозь слезы принялась рассказывать, как пропала ее дочь ("да вот, просто пошла к холмам одна, глупенькая, и не вернулась"), как она сама два дня бродила по окрестностям, но так и ничего не нашла. Правда, к холмам она приближаться не рискнула.
— Пожалуйста, помоги мне, — вдруг, совершенно неожиданно, она упала на колени и принялась целовать мне руки, умоляя, чтобы нашел ее дочь.

Я высвободил руку и поставил женщину на ноги.
— Я найду твою дочь, но взамен ты должна помочь мне. Мне нужна информация. О Дарионе.
— Конечно, конечно, — женщина закивала головой и принялась рассказывать. — Он появился года два назад. Неведомо каким способом смог проникнуть в убежище и обосновался там, как паук в центре паутины.
— Где находится убежище? — перебил я ее.
— Да вот как раз под холмами и находится. Только входа никто из наших не знает.
— Ладно, найду как-нибудь. Продолжай.
— Бандиты Дариона у нас почти ничего не берут. Да, по правде сказать, брать-то у нас и нечего. Сами с воды на хлеб перебиваемся. Вот только девушек наших иногда уводят.

Она снова стала всхлипывать, и я поднялся, чтобы налить ей стакан воды для успокоения.
В этот момент за палаткой раздался какой-то шорох и кто-то тихо, но отчетливо чертыхнулся.
— Кто там? — подскочила старуха, — Мэррион, ты?
Конечно, это была не ее дочь. Нас просто банально подслушивали. Я выскочил из палатки и успел увидеть быстро исчезающего вдалеке человека. Он бежал в сторону леса, быстро и не разбирая пути. Видимо оттого, что был хорошо знаком с маршрутом. В отличие от него, мне приходилось быть осторожным и следить, чтобы не зацепиться за некстати вылезший из земли корень и не угодить ногой в кротовую рытвину. Да и тяжелый бозар, который я не подумал оставить в палатке, тоже не придавал мне прыткости. Словом, я безнадежно отставал.
Добежав до кромки леса, я уже потерял объект своего преследования из виду, и был вынужден двигаться осторожно, ежеминутно ожидая засады. Правда, мое тяжелое дыхание помогло бы, наверное, и кентавру подобраться незаметно. Потому я полагался скорее на удачу, чем на слух. На зрение тоже особой надежды не было. Солнце еще только-только село, но до полной темноты оставалось не больше получаса. На мое счастье минут через пятнадцать тропинка вывела меня к полянке, на которой стоял небольшой деревянный домик. Скорее не домик даже, а барак. Я остановился метрах в двадцати от дома и осмотрелся. На крыльце сидел здоровенный детина и самозабвенно курил, пуская в остывающий от дневной жары воздух кольца из дыма. Получалась у него, надо признать, неплохо. Это был не тот, за кем я гнался. Абсолютно разные комплекции. Тем не менее, и этот парень мог мне пригодиться.

Однако, вопреки моим планам, разговор начал именно этот здоровяк. Увидев меня, он лениво потянулся и, положив на колени многозарядный армейский дробовик, произнес:
— А, рейнджер. Давненько ваших тут не видно. Года два почитай уже. С чем пожаловал?
Он вел себя спокойно и уверенно, явно чувствуя за спиной некую силу. Видимо, мне крупно повезло и я нарвался на пост Дариона на поверхности. Возможно, где-нибудь неподалеку есть и вход в волт-15.
А с рейнджером он спутал меня из-за моего шлема и бронежилета: амуниция наша была с виду одинаковая, только я свою добыл на военной базе недалеко от Нью-Рено, а они пользовались местными поделками гораздо худшего качества. А вообще-то, не так уж он меня и спутал: после операции по уничтожению работорговцев, рейнджеры официально вручили мне именной значок с номером и присвоили звание сержанта, следовательно, парень, по большому счету, был прав.
— Дело у меня к тебе есть, — фраза не очень удачная, но ничего умнее мне в голову не пришло.
— Дело? — парень засмеялся. — Какие у нас с тобой смогут быть дела, рейнджер? Или девчонку ищешь?
Ага. Значит, девочка у него. Или он может подсказать, где она.
— И ее тоже. Подсобишь найти?
— А какой мне от этого профит будет? А, рейнджер?
— Большой, — я скинул с плеча бозар и снял его с предохранителя. — Например, жив останешься. Чем тебе не профит?
Парень занервничал. Видимо, бозара за мои плечом он до этого не замечал и думал, что все мое оружие — пистолет да снайперская винтовка, оружие хорошее, но в ближнем бою против дробовика практически беспомощное. Не то, что бозар, который даже с сотни шагов разрывал человека пополам.

— Слушай, — его речь стала быстрой и сбивчивой, а уверенности серьезно поубавилось, — может, мы сумеем договориться?
— Может, и сумеем. Все зависит от того, что ты предложишь. Только сначала положи дробовик на землю и толкни в мою сторону.
— Сейчас, сейчас.
Его поспешность меня насторожила. Как-то легко он перешел от спокойной уверенности к подобострастному заискиванию. Неспроста это. Я внутренне собрался и приготовился к подвоху.
И все равно, как ни ждал, пропустил: когда парень нагнулся и все мое внимание было сосредоточено только на нем, в меня выстрелили. Били из пистолета. Пули ударили мне в шлем, я покачнулся, и в голове зазвенело. В этот момент дважды грохнул дробовик. Первый выстрел прошел мимо, зато второй попал прямиком в грудь. Слава богу, броник выдержал, хотя устоять мне не удалось — упал на одно колено. И тут же, с колена, полоснул очередью в ответ. Бозар на таком расстоянии — страшное оружие. Парня с дробовиком в буквальном смысле разорвало на части, а его помощника в окне зашвырнуло вглубь дома.

Я еще постоял немного, водя стволом из стороны в сторону, но все было спокойно. Видимо, здесь было всего два человека. Тем лучше. Осторожно, не убирая палец с курка бозара, я вошел в дом. В воздухе все еще витала труха из продырявленных очередью стен, пахло спиртным и кровью. Я подошел ко второму бандиту и откинул с его лица длинные волосы. Женщина. Довольно красивая. И наглухо мертвая. Никакого сожаления по поводу ее смерти я не испытывал. Во-первых, она напала первой, а во-вторых, стояла между мной и координатами Волта-13. А на этом пути я никого не пожалею.
Обстановка в доме была бедная: в первой комнате стол, несколько грубо сколоченных стульев и стойка с посудой, во второй — большая кровать, застланная мятым и грязным пледом. И больше ничего. И никого.
Ладно, придется возвращаться в поселение и искать в другом месте. Если бы не убил парня, спросил бы у него. Ну, что уж теперь расстраиваться-то. Я уж совсем было собрался уходить, как вдруг услышал тонкий приглушенный всхлип. Я резко присел, ожидая выстрела. Но было тихо.
Если не считать того, что снова кто-то всхлипнул. Под кроватью. Посветив туда фонариком, я уперся взглядом в большие зеленые глаза на чумазом личике.

— Вылезай. Я тебе ничего плохого не сделаю.
Девочка, вопреки моим ожиданиям, поступила с точностью до наоборот: съежилась и постаралась забиться еще поглубже.
— Не бойся глупенькая. Меня зовут Айдахо. Твоя мама послала меня найти тебя. Давай, вылезай.
Я сунул под кровать руку и девчонка с превеликой радостью цапнула меня что есть силы. На свое счастье я не стал снимать перчатку, а то бы мне пришлось худо. Зубки у малышки были что надо. Я разозлился и без особых церемоний вывалок ее наружу. Девочка поначалу отбивалась, а потом затихла.
— Успокоилась? — поинтересовался я у нее, по-прежнему крепко прижимая к себе.
Она кивнула.
— Больше кусаться и драться не будешь?
Она снова кивнула.
— Тогда я отпущу тебя, и мы пойдем домой, к твоей матери. Договорились.
— Да, — голосок у нее был подстать глазам — чистый и звонкий.
Я осторожно поставил Мэррион на ноги:
— Пошли.

Дорога назад в поселок заняла раза в четыре больше времени: из-за темноты и девчонки. Она была очень слаба, и могла идти, только опираясь на мою руку. Что, кстати, мне было приятно. Очень привлекательными у Мэррион оказались не только глаза, но и прочие части тела. Да и, правду сказать, возраст обязывал. Пока мы шли назад, она успела рассказать мне много чего, в том числе и то, что шестнадцать ей исполнилось две луны назад.
Ее встреча с матерью была бурной и слезной. Не собираясь наблюдать это половодье чувств, я выбрался из толпы зевак и отошел подальше в сторону, к костру, вокруг которого не было людей. Здесь меня и нашел худой взъерошенный мужчина, представившийся Зиком.
— Я — тутошний староста. Спасибо тебе за спасение Мэррион.
— Не за что, — буркнул я. — Хотелось бы получить еще что-нибудь, кроме слов.
Староста насупился, но не ушел:
— Мать Мэррион говорила мне, что ты ищешь Волт-15.
— Точнее, вход внутрь.
— Я могу помочь тебе. Ты примешь это как благодарность за спасение Мэррион?
— Да.
— Тогда пойдем ко мне в дом.

Мы прошли в ту самую единственную деревянную хибарку на весь поселок, и старик дал мне пластиковую карту, которой можно было открыть дверь в волт. А также объяснил, где искать дверь. Как я и предполагал, она была недалеко от дома, где я нашел Мэррион.
Я сухо поблагодарил старосту, заверил его, что иду внутрь исключительно с намерением вырубить под корень всю банду Дариона, и вышел.
А на улице — вот так диво! — меня поджидала Мэррион.
— Куда ты, Айдахо? — что-то в ее голосе говорило мне, что этот вопрос — не простое любопытство.
— В волт. Хочу поговорить с Дарионом.
— Один?! — ее глаза расширились от страха и стали еще более бездонными. — Против них всех — один?
Сам не знаю, почему, но меня тронуло волнение этой девчонки за мою шкуру. Может, потому что обычно всех интересовало выполнение работы, а обо мне никто и не думал. Мне захотелось ее успокоить: 
— Не волнуйся, Мэррион, — я положил руку на ее красивое округлое плечико, — ничего со мной не случится. Все-таки не впервой. Вот увидишь, все будет хорошо.
— Ты вернешься? — она вдруг прильнула ко мне и доверчиво заглянула в глаза, и хотя на улице было темно, я увидел в ее глазах благодарность, ожидание и еще что-то, чего я не мог понять, наверное, потому, что видел впервые.
— Конечно, девочка. Я всегда возвращаюсь.
— Правда? — она откинулась и смешно сморщила курносый нос.
— Правда, — ответил я и неожиданно улыбнулся. — Я действительно всегда возвращаюсь
— Тогда я буду ждать! — воскликнула она, неумело чмокнула меня в губы и, высвободившись из моих объятий, отбежала метров на пять, — я очень сильно буду тебя ждать, Айдахо. Возвращайся!
И убежала.

А я остался стоять, ощущая на губах вкус ее еще детского, но от этого не менее сладкого и зовущего поцелуя. Надо же. Никогда со мной такого не случалось. Удивительное ощущение! Лучше, чем после виски с травкой. Такая легкость во всем теле, что, кажется, если бы не амуниция и оружие, я бы сейчас взлетел к звездам. Никогда подобного не испытывал. Уж не заболел ли я?
Впрочем, пора браться за работу. У меня впереди серьезная схватка. И, чтобы там я ни говорил Мэррион, вернуться будет очень сложно. А хочется. Теперь — особенно.
До дверей в волт я добрался без проблем. Ненадолго задержался на полянке, где стоял дом, в котором держали Мэррион, но там было тихо. Видимо, охрана еще не сменилась. Что ж, это мне на руку.
Саму дверь в темноте даже с фонариком было непросто найти. Однако после десяти минут усиленных поисков я таки нашел, куда сунуть карточку, и каменная стена, казавшаяся монолитной, дрогнула. По ней зигзагом пробежала трещина, светившаяся изнутри. Она становилась все шире и, наконец, дверь открылась полностью, явив большой грузовой лифт с решетчатым полом. Яркий свет с непривычки резал глаза, потому я, хотя и зашел, закрыв за собой дверь, сразу спускаться вниз не стал. Ждал, пока глаза привыкнут к свету и перестанут слезиться. Минуты через три я нажал на рубильник, и лифт, дребезжа и лязгая, двинулся вниз. Я на всякий случай сменил обойму в бозаре, проверил, легко ли снимается с плеча трофейный армейский дробовик, и ощупал гранаты. Вроде все на месте — можно начинать.

***

В голове немного шумело из-за стимпаков, которых мне пришлось вколоть не меньше полудюжины, ныла рана на правой руке да болела спина, пострадавшая, когда меня швырнуло взрывной волной. В остальном же я чувствовал себя неплохо.
В данный момент я сидел в компьютерном зале волта и беседовал с Дарионом. Впрочем, слово "беседовал" можно употреблять чисто номинально, поскольку говорил в основном я, а мой окровавленный оппонент, связанный по рукам и ногам, все больше отмалчивался и лишь иногда односложно отвечал на мои вопросы.
— Ну что, Дарион, будешь говорить? Смотри, мне уже надоело с тобой припираться.
— Пошел ты! — он презрительно сплюнул в мою сторону тягучей красной слюной.
— Ты не прав, Дарион. Мне нужно всего ничего — код для доступа в компьютерную сеть волта. Мелочь, согласись? И разве стоит из-за такой мелочи лишаться, скажем, пальца?
Бандит молчал, внимательно рассматривая что-то на грязном и заляпанном кровью полу.
— Не слышу ответа.
— Ты же все равно меня убьешь, рейнджер.
— Ошибаешься. Ты мне совершенно не нужен. Мне нужен только код доступа. Ну?
— Поклянись, что не убьешь.
— Клянусь. Не убью.
— Черта с два я тебя поверю!
— Как хочешь, — и поднял пистолет. — Но помни, я буду убивать тебя медленно. С какой руки мне лучше начать? Правой или левой?
— Иди к дьяволу.

Я выстрелил. Пуля попала бандиту в правую ладонь и прошла насквозь. Я слушал, как она коротко прозвенела о металлический пол. Дарион закричал и начал поносить меня, на чем свет стоит. Я снова поднял пистолет и сказал:
— Итак, у тебя есть выбор: или остаться в живых или умирать долго и мучительно. Что скажешь? Каким будет твой положительный ответ?
— Да, черт возьми, — выдохнул бандит, — я скажу тебе код.
— Вот это правильно. Говори.
Дарион продиктовал мне его, я записал себе в пип-бой и тщательно перепроверил.
Потом безо всяких опасений оставил Дариона и подошел к главному компьютеру. Дрожащими от волнения руками я ввел код. Кар мигнул и выдал зеленую строку: "Вы вошли в систему. Ваш запрос?"
Мои руки почти не слушались меня, а сердце стучало так, что, казалось, сейчас разорвет грудную клетку и выпрыгнет наружу.
"Координаты Волта-13".
"Запрос принят. Обрабатывается. Подождите, пожалуйста, немного".
И почти сразу же:
"Ответ на запрос найден".
Есть!!! Есть, черт побери! Наконец-то я это сделал!

Я счастливо завопил и от избытка чувств выпустил в потолок почти всю обойму пистолета.
На экране высветились координаты Волта-13. Я скачал их в пип-бой и нанес на карту. И снова подпрыгнул от радости. До волта было всего две недели пути! Он находился почти на таком же удалении от НКР, что и Волт-15, только строго на запад, а не на восток. Это была полная победа! Я закинул найденные детали для компьютера в Республике в шмотник, взвалил его и бозар себе на спину и заспешил к выходу.
— Эй, — остановил меня слабый голос, — а я? Хотя бы развяжи меня!
Я повернулся и посмотрел на Дариона. Надо признать, на радостях я совсем забыл про него. Он умудрился приподняться на одном локте и с надеждой смотрел на меня.
— А что — ты?
— Ты же обещал оставить мне жизнь.
— Да, прости, совсем забыл.
Я поднял пистолет и выстрелил. Пуля вошла бандиту прямехонько между глаз. Его голова с глухим стуком ударилась о пол, и напряженное до того тело обмякло. В его смерти для меня не было особого смысла и необходимости, но оставлять врагов в живых — скверный способ обеспечить себе спокойную жизнь. Однажды в Реддинге я пощадил Фрога Мортона, главаря банды, орудовавшей на приисках, так потом он с тремя братьями и их людьми гонял меня по всей пустыне. Пришлось их убить. В порядке самообороны, так сказать. Вот с тех пор я и завел строгое правило: кончать всех.

Убедившись, что Дарион мертв так, что мертвее уже некуда, я двинулся наверх. Шел быстро, но осторожно, стараясь не поскользнуться в лужах крови и переступая через трупы. В воздухе висела тяжелая смесь пороховой гари, вони сгоревшей плоти (несколько раз я воспользовался огнеметом) и нагретого металла. И так — все четыре уровня.
На поверхности меня встретил рассвет. Я даже и не думал, что провел под землей всю ночь. Только сейчас, глядя на поднимающееся кроваво-красное солнце, я понял, что совсем не устал, хотя должен был. Сознание того, что в двух неделях отсюда лежит "GECK", цель моих двухлетних поисков, придавало сил больше, чем любой транквилизатор.
Что удивительно, в деревне меня ждали. Видимо, банда Дариона все же крупно допекла людей, и они надеялись, что я избавлю поселок от опасных соседей. Приятно, что я их не разочаровал. Народ сидел у костров и большей частью спал, но некоторые бодрствовали. Увидев меня, они вскочили и ликующими криками разбудили остальных. Всей толпой они провели меня к дому старосты, где на крыльце Зик встретил нас.
— Я рад, что ты вернулся, — сказал староста.
— А я-то как рад, — ответствовал я ему, идиотски улыбаясь. — Но мне надо идти. Вы теперь можете жить спокойно. Если хотите, занимайте волт. Только отмойте его сначала и уберите трупы. Их там чертовски много.
— Ты очень помог нам, рейнджер, — произнес староста, приосанившись. — Мы хотим отблагодарить тебя.
— Спасибо, — махнул я рукой, — все, что мне было нужно, я уже нашел. Счастливо оставаться.
Я развернулся и стал пробиваться через толпу.
— Обожди, — староста догнал меня и придержал за шмотник. — У нас есть информация для президента НКР.
Он протянул мне холодиск:
— Здесь факты предательства кого-то из ее окружения. Мы думаем, ей это будет интересно.
— Хорошо, Зик, я передам. Спасибо.

Я небрежно сунул диск в шмотник и зашагал дальше. По правде сказать, голова у меня была занята совсем другим, и до шпиона в окружении Танди мне не было никакого дела. Конечно, я предупрежу ее и оставлю диск, но, боже мой, какая же это мелочь по сравнению с тем, что я наконец-то нашел Волт-13!
Я уже вышел из селения и, насвистывая, бодро пылил на запад, как вдруг ветер донес до меня:
— Айда-а-ахо!
Эйфорию смыло враз и начисто, без остатка. Остановившись как вкопанный, я медленно, очень медленно повернулся.
И увидел тоненькую фигурку Мэррион.
Она стояла на пригорке у поселка, придерживая рукой развивающиеся волосы.
— Не уходи! Ты же обещал вернуться!
Я сделал неуверенный шаг к ней. Остановился.
Девушка стояла и ждала. Я сделал еще один шаг.
Потом резко развернулся и зашагал на запад.
— Подожди! Айдахо! Ведь ты же обещал!
Я оглянулся, она бежала за мной.
— Не надо, Мэррион! Я вернусь, я правда вернусь!
Она остановилась.
— У меня есть дело. А потом — я вернусь! Обещаю!
Я видел, как она заплакала. Уткнулась личиком в ладошки и заплакала.
Не в силах смотреть на это, я повернулся и быстро зашагал прочь.
— Я буду ждать! Слышишь? Буду ждать!
Я не остановился и даже не замедлил шаг. Меня безжалостно гнал вперед долг.

А долг, черт его подери, превыше всего!

Алесь Куламеса

№ 46 Фанатское чтиво

Geek Bar Подвал

Перепечатка материалов разрешается только с указанием индексируемой ссылки на первоисточник.

Наши самые актуальные статьи вы найдете в газете "Виртуальные радости".