Внимание! Подписка на газету "Виртуальные радости" на 2-е полугодие 2017 года осуществляется на сайте ulej.by по схеме краудфандинга. Подробности читайте в теме форума. Чтобы перейти к подписке, нажмите кнопку справа.

Подписаться Виртуальные радости онлайн

 

По соображениям совести

Posted by Anuriel on апреля 2, 2017 - 00:47

Название в оригинале: Hacksaw Ridge.
Жанр: драма.
Режиссёр: Мэл Гибсон.
В ролях: Эндрю Гарфилд, Сэм Уортингтон, Тереза Палмер, Люк Брейси, Винс Вон.
Продолжительность: 139 мин.

Мы живем в мире, построенном на руинах Второй мировой войны. Эта тема практически религиозная. Хочешь взглянуть в глубину человека – послушай, что он думает про войну, как он о ней рассказывает. Одна история – фильмы Ф. Бондарчука, совсем другая – «Брестская крепость». Но даже между последней и «28 панфиловцами» смысловая пропасть. Что уж говорить про разницу между нашими фильмами и американскими. Практически другая вселенная. Поэтому всегда интересно смотреть иностранное военное кино. Оно не про историю, оно про корни сегодняшнего менталитета тех людей.

По соображениям совестиПарень по имени Дезмонд Досс (Эндрю Гарфилд) выглядит полнейшей овцой. Вдобавок у него детская травма: ему невыносима даже мысль причинить кому-то боль. Но пришла война, и все нормальные парни ушли добровольцами. Дезмонд тоже хочет служить Родине.

Первый час фильма – сплошные откровения. Начиная вот с этого мотива: иду на войну, потому что иначе соседи будут косо на меня смотреть. Это нормально для СССР 40-х лет, где 99% людей родом из крестьянских общин. Но зачем это в либеральной стране, где каждый сам себе хозяин? Например, идешь ты такой на войну, чтобы тебя уважали земляки. А там – всякое бывает – можешь совершить подвиг, а можешь попасть в двусмысленную ситуацию, когда попробуй докажи, что не трус и не предатель. Читайте К. Симонова «Живые и мертвые», война – это не фигурное катание, где все на глазах у жюри. Ну и что расскажешь, вернувшись домой? По словам Досса, у них там кто не попал на фронт по здоровью, и те застрелились. А если, скажем, по необдуманному (но формально верному) приказу погубил десяток людей, и если некоторые из них твои товарищи – как с этим жить?

Для этого в СССР, где очень сильны были социальные связи, придумали штрафбаты. Все равно ты застрелишься сам или тебя расстреляет трибунал – ну так вместо этого у тебя есть шанс пойти на переднем краю атаки, совершить подвиг и стать героем (или, как минимум, отмыться в глазах тех самых соотечественников). Выживешь – вернешься к своим, и никто тебе старое не вспомнит. Но в США какие же штрафбаты? Нам кругом рассказывают, что нет в США ничего подобного, это все тоталитаризм и НКВД. Впрочем, Мэлу Гибсону виднее.

Главную пикантность ситуации вы уже поняли: Досс идет на войну, но не может воевать. Вообще этому диссонансу посвящено полфильма, и разобраться в нем непросто. Досс не невротик, у него не подскакивает давление при виде крови, его не трясет от вида винтовки – он просто, что называется, человек убеждений. Каких убеждений? Толком не понятно. Может, он христианин, а заповедь гласит не убивать? Но Досс нормально смотрит на то, что другие американцы убивают японцев. Ясно же, война. Так что жгите, взрывайте, режьте. Но только чтобы не я. Ему приводят аргументы, объясняют, что так плохо – воевать чужими руками. Что никто не хочет убивать, все воюют, потому что враг сам пришел, и надо защищаться. Что у тебя, мужчины, есть родные и близкие, жизнь которых зависит от тебя. Нет, Досс не сторонник философии «подставь другую щеку». Просто он не прикоснется к винтовке – и точка.

Тут уже дела заходят не о том, что солдат не солдат, а о том, что он остальным как кость в горле: не будешь же ради одного человека все уставы переписывать. Вначале Доссом занимается сержант и взвод. Потом подключается капитан. Потом полковник. Наконец, все это дело выносят на суд генералам. В голове такое попросту не укладывается. Война. Советский офицер в Сталинграде спит 4-6 часов в сутки, если есть минута – читает сводки, учит немецкий, пишет письмо домой. Американский комсостав бегает за призывником, как школьник за первой любовью, пытаясь понять, чего же тот хочет. Может, поэтому так долго и воевали с Японией (так и не справились, пока СССР не помог)? Может, поэтому и тормозили столько со вторым фронтом? Ну конечно, пока изучишь тараканов каждого рядового, пока поймешь, как он видит себе войну – тут не один год пройти успеет.

По соображениям совестиЗамечу еще одну деталь: те же офицеры, что разбираются с Доссом в учебке, впоследствии ведут его и других новобранцев в бой. Это создает еще больше вопросов. Какой боевой опыт у капитана (Сэм Уортингтон)? Если большой, то почему он не на передовой со своим опытом, а отсиживается в тылу? Если нет опыта – почему его роту потом бросают на тяжелый участок фронта, где провалились предыдущие атаки? Вроде как на такие участки как раз должны отправлять гвардейцев. Или в американских войсках не так? Мэл Гибсон рвет покровы.

Но вернемся к Дезмонду Доссу. Запарившись его убеждать, сержант уже просто просит: сделай доброе дело, парень, помоги американской армии – свали домой. Ты этим нам всем очень поможешь. Ох, эти чертовы принципы! Ведь Досс мог пойти на военный завод, мог копать траншеи, служить медиком в госпитале, сапером, водителем – на войне нужны люди, и не все профессии требуют огневой подготовки. Если я хоть немного понял логику фильма, судя по отдельным сценам, Досс даже мог бы водить танк: он рулит, а кто-то другой стреляет – никаких противоречий с этикой Дезмонда. Далее, почему начальству просто не отшить Досса в связи с профнепригодностью? Не обязательно таскать по врачам и трибуналам, есть же формальные критерии: попал из винтовки ноль раз – стрелять не умеет, в солдаты не берем. Почему Доссу не пройти «для галочки» огневую подготовку – какая религия запрещает стрелять по деревянной мишени? Научился стрелять – а потом иди себе в медики и там не стреляй. Не удивительно, что с таким негибким мышлением американцы далее по фильму попадаются на военные хитрости японцев.

И как же решилась эта сложная бюрократическо-этическая проблема? Да просто пришел отец Дезмонда и, пользуясь старыми служебными связями, выбил для сына желаемое место на службе. В нашей армии на такие случаи есть несколько очень ярких, но неприличных поговорок. А если верить все тому же Симонову, то в Красной армии старались избежать даже возможности подозрения в кумовстве. А тут все нормально: трибунал выносит приговор – но тут приходит «сверху» письмо, которое перечеркивает решение трибунала – и парень свободен от всех правил и норм, принятых в армии.

Тут надо отвлечься и сказать, что фильм «По соображениям совести» по меньшей мере очень хорош во всем, что касается актерской игры и режиссуры. Не все рвут жилы, как Хьюго Уивинг (он просто бесподобен), но нигде не хочется сказать «не верю», ни одна драматичная сцена не закончилась шаблонной или прямолинейной эмоцией, карикатурных односторонних персонажей просто нет. Фильм живой и заставляет думать, что в нем-то как раз все показано верно, это сама реальность тех событий не лишена абсурда.

По соображениям совестиВ общем, дальше еще немного про абсурд. Фильм, кстати, в оригинале называется Hacksaw Ridge, что переводится как хребет Хэксоу. Это такая точка на острове Окинава, битве за которую посвящена вторая половина картины. Бой показан предельно жестоко, на уровне начала «Спасти рядового Райана» или «Брестской крепости». Но к смысловому наполнению и здесь вопросы. Точнее один. И он не о том, как укрепления японцев выдержали обстрел корабельных орудий (вы же представляете себе калибр корабельных орудий?). Нет. Давайте вот что выясним: две роты, по сюжету, штурмуют хребет, захватывают позицию – и что? Просто остаются ночевать. А для чего была захвачена позиция? Или тут был какой-то объект японцев, который уничтожили атакой, после чего следовало отступить на более укрепленные рубежи. Или эта точка сама должна стать опорной, например, для следующего наступления. Но тогда, захватив, ее нужно было сразу укреплять. Потому что это нормальная практика той войны – контратаки по неукрепившимся, потрепанным в ходе атаки частям. Но американское командование несколько раз (!) повторяет одну ошибку и не присылает подкрепление, которое могло бы хотя бы превратить воронки в нормальную оборонительную позицию. В результате солдаты бегают туда-сюда по телам павших сослуживцев, оставляя погибать множество раненых.

Опять вопрос: оно что, так в самом деле было у американцев на войне? Или Мэл Гибсон так это видит? В другом месте у Мэла Гибсона после артподготовки пехота 10 минут медлит с атакой – автор картины понимает, что значит промедление в 10 минут после артподготовки? За это время оглушенный противник успеет прийти в себя, вернуться на позиции, и в атаку вы пойдете на пулеметы и минометы. Ладно, хватит об этом.

Слава Богу, на экран возвращается Досс, и последние 20 минут фильма мы смотрим то, ради чего вообще только и стоило его снимать – подвиг Дезмонда, как он в одиночку вытащил с поля боя более семи десятков раненых солдат. Эта часть отличная вся. Просто неплохой актер Эндрю Гарфилд здесь играет превосходно, а режиссер в полной мере показывает свое мастерство, ставя очень человеческие сцены и без лишней приторности окрашивая действие духом христианства. Вся заключительная часть «По соображениям совести» настолько понравилась, что даже не хотелось писать весь предыдущий критический текст. Можно было просто написать: отличная драма про подвиг, про то, как твердость убеждений делает человека героем, как преходящи оценки окружающих – в общем, как фильм «По соображениям совести» наполняет оптимизмом и надеждой.

Но я не думаю, что Мэл Гибсон глупее меня и снял картину такой, какая она есть, «по соображениям хронометража». Наверное, у него действительно такое отношение к истории Америки во Вторую мировую. И можно себя поставить на место американского зрителя, который пришел смотреть кино про подвиги соотечественников на войне. Что он увидел? Что в армии была дедовщина, кумовство и маразмирующая волокита. Что в бой на сложные участки фронта бросали новичков во главе с неопытными командирами. Без стратегического планирования операции, без поддержки резервов (а также авиации, техники, инженерных войск). Наконец, что само американское общество было настолько деспотичным, что люди, непригодные к войне, кончали суицидом или шли в тюрьму.

Не удивительно, что в Америке «По соображениям совести» кое-кто агрессивно критикует. Может, кто-то даже снимет фильм «Правда о хребте Хэксоу» или начнет краудфандить доллары на нормальный патриотический американский фильм. Но это их дела. С нашей колокольни «По соображениям совести» – познавательный военный фильм, где Америка показана в непривычном свете. И еще прекрасная драма про героя-гуманиста, а таковых, как завещал поэт, нужно помнить через века.

Anuriel

Перепечатка материалов разрешается только с указанием индексируемой ссылки на первоисточник.

Наши самые актуальные статьи вы найдете в газете "Виртуальные радости".